?

Log in

Я тут уже самым близким признавался, что временами по весне на романтику тянет. А то сплошная бытовуха угнетает.



Главное не забыть: батон белого и кило картошки.

Исландия. Часть 2.

Отрываемся от разглядывания этого паноптикума, и говорим об Исландии серьезно, с чисто научной точки зрения.
Основное (и единственное) занятие исландцев – ловля селедки. Сельдь тоже водится в исландских морях, но ловить ее никто не умеет, да не очень-то и хотелось. Утро в Исландии начинается с напутственной речи Верховного Карла. Где-то в 17 веке один из жителей страны прочитал «Историю Средних веков для 6-го класса», и при каждом удобном случае ее пересказывал. Как ему удалось прочесть книгу, вышедшую через 200 лет, история умалчивает. Но совершенно точно, его притчи пользовались популярностью. Именно поэтому он вскоре был отравлен селедочным ядом, а его слова стали передаваться из бородатых уст в бородатые же уста. Естественно, истории дополнялись и изменялись, так что теперь Вас поднимут на смех, если Вы заявите, что гуситы – не птичники, разводящие пингвинов, а Ян Жижка – не оскорбительное ругательство. Поэтому неудивительно, что все исландцы уверены, что Карл – вовсе не имя, а высшая государственная должность.
Напутственная речь длится ровно 2 часа, в ней Карл подробно рассказывает, как правильно ловить селедку, и все его внимательно слушают. Это напутствие все уже выучили наизусть, да и как ловить рыбу Карл не имеет не малейшего представления, но это же – Традиция. Дальше исландцы ловят селедок, и мгновенно закатывают их в банки. Если Вы им что-нибудь скажете про бочки, Вас тоже поднимут на смех. Веселый народ, чего уж там.
Между собой исландцы общаются только посредством скальдической поэзии. Стоит кому-то сказать хоть что-то похожее на эдическое стихосложение, его тут же сажают на гейзер и проклинают. В обед исландцы планируют, как вести окопную войну с Лифляндией. Этой традиции уже почти 200 лет, но до боевых действий никогда не доходило – после обеда надо же селедку ловить. Вечером ведутся бурные дискуссии о том, каким образом исландская селедка получается в масле, ведь никто подсолнухов в этой стране даже не видел. А потом все пораньше ложатся спать – ведь нельзя проспать утреннюю напутственную речь верховного Карла. Это традиция, которую чтут. «Уважение к минувшему - вот черта, отличающая образованность от дикости», - сказал один исландский поэт, и начал ползать, кусая всех за ноги.
…Я обязательно расскажу это своему сыну. А он выступит с рассказом об Исландии на уроке географии. И если географичка после этого не поседеет – она наглая циничная тварь. Таких к детям на километр нельзя подпускать. Сталина на них нету. Тьфу!

Исландия. Часть 1.

Интересные мысли приходят в голову с похмелья. Замечательно думается, когда колешь дрова. Или когда релаксируешь, наблюдая, как твоего похмельного соседа херачут топором.
Когда ты работаешь головой, размышлять о чем-то другом проблематично. Но вот, когда ты понимаешь, что это уже насилие над собой – откидываешься на спинку кресла, и начинаешь думать о посторонних вещах. К примеру… об Исландии.
По большому счету, про нее ничего не скажешь. Первое, что приходит на ум – это селедка. Второе – что столица государства – Рейкьявик. Гейзеров там еще много. И все, по большому счету. Кто президент Исландии? Париж – это Эйфелева башня, Москва – красная площадь. А Рейкьявик? И сколько человек там живет? А исландский язык – государственный? Кстати, кто-нибудь его слышал? Может быть, кто-то знает людей, изучающих этот язык? Ладно, перейдем к быту. Какая национальная исландская одежда? А напиток? А музыкальный инструмент?
Сразу говорю, редакторы – люди странные (говоря научным языком, «с припиздью» /s pripizd’u/). Только они на вопрос: «понравилась ли книга?», - отвечают: «Мрак и ужас. 10 висячих строк, суффикс “ск” периодически разорван, да еще знаки препинания… Где печь?!». Пользоваться «Википедией» ни один уважающий себя редактор не будет. Это примерно, как если бы порноактер попросил на самый ответственный момент каскадера: и профессионализм ставится под вопрос, и доверия к дублеру никакого, и гордость, в конце концов – от нее никуда не денешься.
А вот карты использовать можно.
Внимание на экран: перед нами карта:
Вывод первый, общий: это не «terra incognita», это барбитураты появились еще в 16 веке. Далее смотрим внимательно. Причем только на нижнюю часть карты – не надо поднимать глаза вверх, они могут закатиться навсегда. Картина, открывающаяся нам, ужасна. Справа налево: для чего извращенцу-ихтиологу понадобилось втыкать гигантскую скумбрию хвостом в дно? Левее – взбесившаяся губка для мытья посуды, рядом – морская свинорылая лиса. Левый нижний край – не пойми что. Судя по здоровому клюву, можно определить, что оно приплыло с юга. Причем это никто сюда не звал. И выше – крючкохвостый мерин. Какую информацию о стране мы можем получить? Только то, что амфетамины также синтезировали гораздо раньше официального срока.
Все приходится делать самому. Итак, учебник. Ф. В. Бухенвальд «История Исландии от тех времен до вот этих вот времен»:
...Я кидаю "Зиппу" себе за спину - все нахер загорается, а потом - взрыв. И - все. Я должен идти спокойно и свободно, но что-то меня держит. Я ненавижу свои сны. Они цветные. Они красивые. И я от них никуда не денусь.

Пришествие

"И вдруг, блять, после скорби дней тех грёбанных, солнце померкнет, и луна ни хера не даст света своего, и звезды ебанутся с неба, и силы небесные поколеблются; тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные, еби их мать, и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою".

Лучезарные мои! 2-й том "Героя нашего семяни" я сжег в печке. Поможете написать? А 3-я часть за мной...